Телефон в Москве +7 495 517-30-32
Телефон в Москве
+7 499 685-15-61
Избранное
В вашей корзине пусто Начните добавлять периоды чтобы создать заявку
Выбрать
Вход
Назад к списку записей
Reklamof 1 июля 2014, 17:11

А вы знали? Следственный комитет взял на вооружение методы желтой прессы!

Любой человек, прибывший во Владимир на поезде, наверняка видел картины художника Сергея Сотова. Они висят на улочке, ведущей от вокзала к центральному проспекту. Прибиты к забору среди покосившихся и сгоревших домов – прохожие смотрят, делают на них пометки разной степени цензурности, а иногда и забирают домой. Картинами висящее назвать сложно, скорее это напечатанные плакаты – современный лубок, то есть оригиналы, конечно, у них быть должны, но на улице Сотов их предусмотрительно не выставляет. Художник осуждает телевидение, пьянство, домашних собак и автомобили, моду на все это, по мнению Сотова, завезли с Запада. Уважает творец березки и православие. До урапатриотической эйфории картины выглядели гротескным недоразумением, сейчас их можно вешать в любой госконторе рядом с портретом президента – будет смотреться неплохо. И как знать, после истории, произошедшей с одним из плакатов и Алексеем Навальным, не окажутся ли репродукции работ Сотова в кабинетах депутатов и губернаторов.

История эта известна теперь каждому: «картина» Сотова очутилась в квартире Алексея Навального – в качестве подарка на день рождения от сотрудников Фонда борьбы с коррупцией. Фото он сразу же выложил в инстаграм. В 4 часа утра у Алексея Навального прошел обыск по делу СПС семилетней давности, следователи объявили об изъятом. Изъяли в том числе и картину, что поначалу вызывало улыбку. Дальше стало не до смеха: через несколько часов после обыска Следственный комитет выступил с пресс-релизом. Полотно (жаль, пресс-служба не употребила это слово) оказалось похищенным «с одной из центральных улиц города, где было выставлено для всеобщего обозрения», а само оно, как выяснилось, представляет для художника «значительную ценность». Через несколько дней репродукция плаката появилась на билборде в центре Москвы. Наверное, это было бы смешно, если бы не уголовное дело по краже, которое грозит сторонникам Навального реальным сроком. Совсем не хочется смеяться после того, как понимаешь: Следственный комитет начал использовать в оперативной работе методы желтой прессы.

Таблоиду и ток-шоу для домохозяек без них никуда, читателю или зрителю каждый день нужно узнать о чем-то таком, чтобы развести руками и протянуть: «Ну дают!» – а потом обсудить это с соседкой на лавочке или с соседом за бутылочкой в гараже. Ежедневно сенсации не случаются, но выход из этого тупика обнаружили давно. Найти одноклассника, дальнего родственника известной персоны, на худой конец, официанта, продавца, который может поведать что-нибудь шокирующее или душещипательное. «N сжег в школе портрет Ленина (опционально: уберег портрет вождя от поругания)»; «L обложила матом продавца»; «V поверг в шок посетителей ресторана». Самый беспроигрышный вариант: «D забыл о своем брате».

Чаще всего герой репортажа еле-еле ворочает языком и с трудом вспоминает события, он опух, он несвеж, но одно знает твердо: «Колька как уехал в свою Москву, а нас забыл, на «мерседесах» там катается, шампанское жрет, а мы…». В итоге, как правило, брат оказывается четвероюродным, друг – человеком, учившимся в параллельном классе. Зрителю хорошо – и Колька гад, и братец еще та скотина, можно и пообсуждать, кто больше виноват перед мирозданием. Догадливым понятно, что брата-продавца-официанта искали не особенно заморачиваясь и за свое выступление он что-то получил, ну и ладно – зато не скучно.

Не так давно эту беспроигрышную технику стал применять в делах политических известный медиахолдинг. В желтых делах его СМИ поднаторели, и к политике приспособили их быстро. Так, в лентах новостей появились депутаты, запрещающие всё и вся или всё и вся переименовывающие. Говорят, корреспонденты холдинга поначалу сами предлагали депутатам сочинить что-нибудь этакое «к внесению» (само оно было необязательным), а потом парламентарии привыкли и стали сочинять инфоповоды без пинка. И депутату хорошо – о нем упомянули в прессе, и СМИ – куча просмотров, возмущенных перепостов и ссылок. От политики до уголовки сейчас расстояние небольшое, и желтуха рано или поздно должна была переползти на эту территорию. Похоже, что уже переползла. Для наших силовиков таблоидные технологии могут оказаться настоящим подарком: пока более-менее твердо можно возбуждать дела против бизнесменов и госслужащих, в общем, тех, кто распоряжается финансами, законы написаны так, что обвинение для них найдется. Однако таких людей в России сравнительно немного, и следствие было явно стеснено в правах и свободах. Методы желтых СМИ в сочетании с любовью многих сообщать о каждом своем шаге в соцсетях такую свободу дают.

Написал активист: «Задел урну на Тверской, она помялась», – а потом выясняется, что он намеренно из хулиганских побуждений повредил памятник уличного искусства. Возбуждено уголовное дело. Взял листовку на улице, а потом ее распространитель рассказал, что ты украл уникальный экземпляр, который не раздавали. Поставил на место пьяного в метро или баре? Выяснится, что ты начал в споре выкрикивать экстремистские и сепаратистские лозунги. После случая с картиной можно поверить во что угодно. Сценарий восстанавливается очень просто. Вот местных владимирских стрингеров СК посылают к Сотову: «Давай напиши, твоя ж картинка-то, получается – украли, а о тебе все узнают, в Москве, может, выставку, сделают». Художник кряхтит и пишет о значительном ущербе – чем не забытый брат или оскорбленный прохожий? Раз – и скандальная новость готова. Пусть кто-то получит за бумажку реальный срок, но нервы-то щекочет. Другой теперь подумает – нет, не о том, брать ли картину Сотова на память или не брать, а что надо, наверное, сидеть тихо. Для СК в его нынешнем виде оптимальная форма работы – и развлечение зрителя, и пропаганда, и назидание. Прямо как колонки Владимира Маркина в «Известиях» – и смешно, и страшно. Или вот новая история с тем же персонажем – генерал снимется в фильме «День дурака», где сыграет себя же. Картина задумывалась авторами как ремейк «Ревизора» Гоголя, но трэш это будет еще тот: швейцар «Ванька», задолжавший всем и вся везет коллектора якобы к своему отцу-фермеру, но попадает в аварию. А вокруг – глушь, маленький городок, проворовавшийся мэр. Принимают Ваньку за сотрудника СК, но настоящие следователи во главе с Маркиным его разоблачают. Смешно, а за классику и за силовиков страшно. Грань между таблоидом, дешевой комедией и оперативной работой становится все тоньше и тоньше, и есть ли теперь она? Реальность превращается в дурной фильм – лубки с забора, утренние обыски, тюремные сроки (поядренее истории швейцара Ваньки будет) и дурное ток-шоу.

Кроме страха, правда, скоро может уже ничего и не остаться – ряды зрителей реалити-шоу от СК начнут редеть, зато участников станет больше.